October 21st, 2008

mingan

Коричневый антехинус

Хищный австралийский сумчатый зверек под названием коричневый антехинус (antechinus stuartii) невелик ростом и похож, вообще то, на мышь:



Но не будем называть его этим обидным словом. Антехинус -- существо, у которого есть миссия. Существо, которое отважно стремится к цели, и останавливает его лишь смерть.

Самец антехинуса доживает всего лишь до года. Первые 10 месяцев своего земного пути он мало движется и ест насекомых. А в последние два месяца покидает насиженное место и отправляется на поиски самок. Острыми зубами он вытаскивает их из нор, взбирается на них и катается на каждой по несколько часов. И так без перерывов на сон и еду -- только на поиск следующей самки. К концу двухмесячных приключений антехинус измотан, шерстка его всклокочена, на боках залысины, глаза потухли. Но антехинус не сдается; пошатываясь и волоча хвост, он бредет дальше, судорожно взбирается на новую подругу, теребит ее дрожащими лапками, вцепляется слабеющими челюстями в загривок. И снова отправляется в путь. Наконец, свет меркнет в его глазах, и, мертвый, он валяется скрюченными мышиными пальчиками кверху, сокрушенный природой, но не побежденный. А душа его отлетает в леса, где в каждой норке ждет его девушка с блестящей шерсткой и розовым хвостиком.

Вот короткий текст из азиатского издания журнала Time -- с сиднейской олимпиады.

The Champ!
Maybe you've heard of Millie, Syd and Ollie, the three official Olympic mascots. But what about Stuarti, the forgotten mascot? His Greek name is Antechinus, and he's a small, brown carnivorous marsupial native to Sydney. This is his big month—but not because of the Olympics. He has his own marathon event. He spends the first and only year of his life fattening himself up, and then for about six weeks at the end of summer he does nothing but mate. He doesn't eat, he doesn't sleep, he doesn't do anything else. Sometimes he will copulate for 36 hours at a time. Right around September, all of the male stuarties just keel over and die of exhaustion. Kind of like the ultimate closing ceremony. "They basically disintegrate," says Sydney biologist Geoff Ross. "But don't be too upset. After all, he dies in a state of ecstasy." Too bad the i.o.c. did away with demonstration sports.

Женщины, впрочем, вряд ли сочтут Стюарти героем. Самка антехинуса приносит потомство дважды за свою более долгую, чем у самца, жизнь. Из первого выводка она аккуратно съедает всех самочек -- чтобы они, когда подрастут, не составили маме конкуренцию. Из второго выводка самка оставляет девочек в живых, зная, что умрет и конкурентки ей более не страшны. Зато съедает всех сыновей -- выращивать их труднее, чем дочек, и двухлетняя старушка-зверушка просто жалеет себя.

http://bearshitsky.livejournal.com/4224.html