October 9th, 2010

mingan

«Грязный русский» или, осторожно, ненормативная лексика!

«Грязный русский» или, осторожно, ненормативная лексика!
http://www.realchina.ru/archives/2412

Dirty Russian: Everyday Slang from "What's Up?"
Dirty Japanese: Everyday Slang from "What's Up?"
Dirty Chinese: Everyday Slang from "What's Up?"

Заказал вот такие вот себе три книжечки :)
mingan

Про толерантность и политкорректность

Небольшой наброс о толерантности
Толерантность приносит в общество такие вещи как четкое разделение людей по некоторым признакам. В итоге умные люди определяют некий процентаж общества и обязуют всех его соблюдать. Т.е. каждый 10-й работник должен быть негром и ниипет. Или ровно 30% работников - женщины. Если не соблюдаешь процент - атата. Как то так. Когда часть населения начинает получать какие то плюшки, пользуясь некими внешними данными, как правило, эта часть крайне быстро наглеет и начинает мешать жить остальным.

Обидно, что неплохие в общем-то принципы доводятся до идиотизма, и служат источником все новых и новых идиотизмов, причем в силу особенностей самой идеи пользуются этим механизмом не самые полезные обществу элементы, к которым, вдобавок, примыкают и те, кто в противном случае нашел бы более достойное занятие. В силу чего указанные элементы получают все большие преимущества. Общество же способно выдержать лишь ограниченное количество паразитов, не говоря уже о заведомо неверных решениях, принимаемых в угоду абстрактным принципам.

Ну и имеем что имеем - тучу дури, вроде членов советов директоров, назначенных исключительно по признаку отсутствие того самого члена, программы обучения, подгоняемые под дебилов (загонять дебилов в спецшколы - нетолерантно), награды, выдаваемые произведениям искусства не за их художественные достоинства, а, к примеру, исключительно в силу нетрадиционно ориентированной педерастии автора. Причем, самое плохое в этом даже не все такие вот идиотизмы, а то, что маятник скорей всего качнется обратно еще на нашем веку. И выглядеть это будет весьма отвратительно.

Всю историю человечества существовали противопоставляемые понятия Добро-Зло, Норма-Извращение, Свой-Чужой. Именно это и позволяло обществу развиваться. Давало ему энергию разных полюсов. А политкорректность\толерантность стремится смешать всё в одну вялую манную кашу. Что напрочь лишает общество энергетики. Простой пример: объявите что "плюс" и "минус" у аккумулятора - это неполиткорректно и заставьте на обоих контактах иметь одинаковый потенциал. Много ли вы электричества получите от этой батарейки? Это раз. Ну а два, те, кому политкорректность развязывает руки, совершенно не собираются быть политкорректными с нами.

Изначально толерантность - это когда Вам глубоко плевать, что Ваш сосед Вася - негр, лишь бы в подъезде не гадил. А в текущей реализации - Вы моете за ним подъезд, потому что надо уважать пальмово-африканские традиции. Ведь в самой идеи толерантности не было заложено закрывать глаза на разрушительные для этого мира явления. Например, если принцип уважения применяется к тому, кому плевать на все эти уважения, к какому-нибудь людоеду и разбойнику просто потому что он объявил это людоедство своей культурной особенностью.

Моральный релятивизм или нежелание людей вообще выносить суждения о моральности каких-либо явлений, выражающийся в толерантности и политкорректрорректности, ведет к нарушению морали общества в целом. Процесс этот имеет свойство развиваться: сегодня не осуждают гомосексуалистов, завтра педофилов, послезавтра скотоложцев, потом каннибалов и так далее.

А ведь меньшинствам очень обидно, что их, разумеется, единственно правильные взгляды, не разделяет большинство. "Безграничная свобода "либерального" меньшинства должна быть обеспечена безграничным порабощением "нелиберального" большинства." (с)А.Панарин.

Нормальному человеку не придёт в голову поощрять различных извращенцев и прочие меньшинства. Но, к сожалению, обыватель пассивен, а они - политически активны. Получив равные права они немедленно начинают бороться за то, чтобы быть "равнее" остальных. Негры в США - ярчайший пример. Знаменитое: "негр убил белого - убийца, белый убил негра - убийца и расист" никуда не делось. А полицейские ночью хватают белых прохожих, чтобы статистика по пойманным хулиганам не состояла преимущественно из черных.

А еще плоха общественная истерия. Шли вы по улице, задели рукой негра случайно. Извинились. А он на вас в суд - расизм, избиение и чтото там еще. Вы в отказ, но на вас уже висит ярлык - расист. Вы обращаетесь к свидетелям - мол скажите, вы же видели, все было случайно - а они молчат и домой быстрее. ибо не хотят быть вашими сообщниками.
Подключаем газеты - и вот вы в глазах общественности избиваете негров на улице. Журналист не может не написать так - его _тоже_ обвинят в расизме. Еще немного времени - суд, и приговор. Причем достаточно жестокий - нельзя давать поблажек, ведь вы РАСИСТ.

В страну начинают приезжать представители национальности X. Занимаясь криминалом, накапливают капиталы, привозят к себе родственников и друзей, которые тоже занимаются криминалом, их популяция в этой стране увеличивается. Соответственно, преступность растет, местное население начинает испытывать проблемы. Среди местных появляются люди, заявляющие о необходимости борьбы с представителями национальности X. Но, так как такой подход не политкорректен, этих людей начинают сажать в тюрьмы за разжигание розни. Представители национальности X, чувствуя безнаказанность, продолжают беспределить, нападают на местных. Особой борьбы власть с ними не ведет, опасаясь обвинений в национализме. Ситуация обостряется, в некоторых городах начинаются полномасштабные столкновения и побоища между местными и национальностью X. Тем более, русских полно и, если их станет чуть поменьше, никому от этого хуже не будет...

http://www.ljpoisk.ru/archive/5647926.html
mingan

Реформы в Беларуссии. Льготы для IT и упор на IT.

В то время как у нас уже наступила "стабильность" и скоро начнуться сногсшибательные реформы, которые сделают нашу жизнь просто по-райски прекрасной.
Наши соседи беларусы планируют делать вот что:
1) Идет реформирование экономики, практически готова президентская директива о либерализации. Премьер-министр Сергей Сидорский заверяет, что скоро вместо 128 налогов в Беларуси останется всего пять.
2) Переподготовить за короткое время 300 тысяч бухгалтеров в программистов и нарастить экспорт IT продуктов до 7 млрд USD в год. Если бы получилось, это бы, безусловно, изменило тут практически все, весь социум, всю политику, экономику, культуру. Корпорации, способные освоить этот новый рынок труда есть. Зонтичная, даже цеховая структура, которая может удержать весь сектор в целостности и комплексе - Парк высоких технологий - есть. Средняя школа, поставляющая все еще более менее подготовленные по точным дисциплинам выпускников - то же есть. Нацеленность политчисекой системы на восточно-азиатский путь модернизации - в какой-то мере, если ни в нарастающе значительной...
Представил себе через лет пять-десять: правительственная идея "китайской промышленной зоны, вынесенной в Европу" и плюс к ней столь высоко значимый IT сектор. Привлекательно, конечно.

И.В.Мамоненко, ген.директор компании Белхард: "IT-страна: обсуждаем концепцию"

Переподготовить за короткое время 300 тысяч бухгалтеров в программистов и нарастить экспорт IT продуктов до 7 млрд USD в год. Если бы получилось, это бы, безусловно, изменило тут практически все, весь социум, всю политику, экономику, культуру. Корпорации, способные освоить этот новый рынок труда есть. Зонтичная, даже цеховая структура, которая может удержать весь сектор в целостности и комплексе - Парк высоких технологий - есть. Средняя школа, поставляющая все еще более менее подготовленные по точным дисциплинам выпускников - то же есть. Нацеленность политчисекой системы на восточно-азиатский путь модернизации - в какой-то мере, если ни в нарастающе значительной...

Представил себе через лет пять-десять: правительственная идея "китайской промышленной зоны, вынесенной в Европу" и плюс к ней столь высоко значимый IT сектор. Привлекательно, конечно.

***

IT-страна: обсуждаем концепцию
Часть 1

Продолжаем серию статей, посвященных амбициозному проекту "IT-страна" - проекту, задача которого - вывести Беларусь в число мировых лидеров IT-индустрии. Ну а попутно - значительно поднять доходы как всего госбюджета, так и каждого из граждан страны. Конечно, мы уже не раз писали про "IT-страну". Но сегодня обсуждение этого проекта особо актуально хотя бы потому, что "IT-страна" сейчас рассматривается на самом высоком государственном уровне. И не исключено, что уже в следующем году мы станем свидетелями значительных перемен в направлении развития белорусской экономики.

Звучит все это, конечно, интригующе. Но и сам проект "IT-страны" все чаще подвергается критике. С другой стороны, было бы странно, если бы этого не происходило. В серии статей я постараюсь показать разные точки зрения - как сторонников, так и противников "IT-страны". И, на мой взгляд, вполне справедливо будет сперва дать слово главному автору всего проекта - генеральному директору компании "БелХард" Игорю Мамоненко. В первой статье цикла мы будем говорить по большей части о реформе образования, подготовке IT-специалистов.


- Игорь Викторович, в концепции "IT-страны" говорится о $7 млрд, которые Беларусь сможет получать ежегодно за счет развития оффшорного программирования. На чем базируется эта цифра?

- Мы исходили из того, что у нас за счет переобучения людей других специальностей появится 300 тыс. программистов. И пусть не все будут именно программистами, - но они будут задействованы в сфере экспорта IT-услуг (кстати, в Индии таких людей сейчас 2,2 млн). Мы сегодня в состоянии продавать труд белорусских айтишников по $15 за человеко-час. Причем это заниженная цифра, потому что реально сейчас продают дороже. Более того, мы ("БелХард") сейчас вынуждены отказываться от четырех из пяти заказов, потому что себестоимость подобралась к $20 за человеко-час. То есть, чтобы проект был рентабельным, его нужно продавать по $25 за человеко-час.

Однако тут мы сталкиваемся с дефицитом кадров, когда люди без повышения производительности труда, без каких-либо телодвижений добиваются повышения зарплаты. Так что 50%-я маржа, которая была у многих белорусских IT-компаний еще лет пять назад, сегодня упала до 10%. А некоторые вообще работают в убыток, и связано это с тем, что программисты весьма среднего уровня сегодня требуют зарплату в полторы-две тысячи долларов. И если они такую зарплату не находят у одного работодателя, то быстро переходят к другому.

Такие зарплаты привели к росту себестоимости разработок, возросли цены, и Беларусь перестала быть интересной для западных заказчиков. На сегодняшний день мы представляем собой страну, которая в лучшем случае в плане IT-разработок вся (!) эквивалентна одной (!!!) индийской IT-фирме, входящей в первую двадцатку. Эквивалентна в плане размера и денежного оборота.

- Почему Вы все время сравниваете с Индией?

- Посмотрите: в Индии есть тройка компаний-лидеров. Возьмем одну из них - Tata Consultancy Services, часть крупнейшего индийского промышленного холдинга Tata. В этой IT-компании работает 150 тыс. человек, и она продолжает расти. В нынешнем году их показатели прибыльности - $10 млрд, или $83 тыс. на каждого сотрудника. Получается, что ведущие индийские IT-компании работают по ставкам $40 за человеко-час. Если бы 300 тыс. белорусов работали с такой же производительностью, то мы говорили бы о бюджете в $25 млрд. Кстати, в Индии дефицит IT-специалистов сейчас оценивается в 200 тыс. человек. Так что цифра в $7 млрд, с которой мы начали разговор, на самом деле занижена.

В свое время у меня состоялся интересный разговор с одним высокопоставленным представителем Академии Наук, который сказал: "Молодой человек просто перегрелся на солнце! О каких семи миллиардах может идти речь?!". Я ответил: "Если 150 тыс. индусов в одной компании зарабатывают $10 млрд, то почему 300 тыс. белорусов не могут заработать $7 млрд?".

- Но все же, почему именно семь миллиардов?

- Мы просто умножили 300 тыс. человек на $15 за человеко-час и отняли 20%, традиционно приходящиеся на время отпусков и учебы. Есть еще один нюанс, который влияет на занижение цифр. Программа "IT-страна" поставила перед собой очень амбициозные цели: мы должны развиваться темпами, в 2,5 раза превосходящими темпы, которыми развивалась Индия. У индусов в 1998 году оборот по IT-услугам составлял $2,7 млрд. В том же году они заявили программу IT-развития, которая предполагала 20-кратное увеличение доходов от этой сферы деятельности - и выполнили ее.

У Беларуси сегодня - $160 млн IT-экспорта. И чтобы выйти на цифру $7 млрд, нам требуется почти 50-кратное увеличение. И это достижимо. За счет чего? Исходное состояние индийского человеческого капитала и нашего очень отличается. В Индии 37% людей вообще неграмотные. Плюс различные пережитки - например, там скоро начнется кастовая перепись. В Индии 1 млрд 200 млн жителей, но из них те касты, которым разрешено работать в IT-отрасли, - это 80 млн человек.

Система образования в Индии стремительно развивается. Недавно министр образования Индии сказал: ввиду того, что эксперименты по перестройке классического высшего образования не увенчались успехом, в стране будут с нуля создаваться десять новых университетов. То есть они решили не модернизировать уже имеющееся образование, а создавать параллельное, отвечающее требованиям сегодняшнего дня.

Нечто подобное и мы предложили в "IT-стране". Ведь перед нами стоит задача за короткий срок переучить очень большое количество людей, это масштабнейший эксперимент. Но существующая система образования не готова и не справится с этим. Речь сейчас идет о том, что на время этого эксперимента будет создаваться новая - тоже экспериментальная - система образования. Ее основная задача - подготовить тех специалистов, которые найдут работу в IT-отрасли.

Спрос на IT-специалистов меняется. Кто будет востребован завтра? Программисты для мобильных приложений, баз данных или еще кто-то? Все это предсказать на долгое время очень сложно. Поэтому мы ведем мониторинг ситуации в мире и в Беларуси. Выборка уже достаточно большая, и мы можем видеть, каких учебных курсов у нас не хватает, какие нужно разрабатывать с нуля, а какие - экспортировать.

- Вы упомянули эксперимент. Можно о нем подробнее?

- Будет создана некая новая структура - пока, по нашим планам, она будет называться "IT-академия". Но непосредственно самой учебой она заниматься не будет. Основная ее задача - выработка стратегии развития IT-отрасли, где образование является одной из составных частей. То есть это исследовательский центр, который будет заниматься научными разработками, анализом и т.д. - вплоть до разработки новых языков программирования, новых методологий разработки ПО. Какие-то из них приживутся, какие-то нет. Но здесь уже есть поддержка со стороны аналогичных европейских структур.

Приведу пример. Сейчас очень большой вопрос - технологии информбезопасности. Если раньше отдельные ведомства имели собственные компьютерные сети (МВД, КГБ, железная дорога), то сейчас все переходят к американской модели, где физические системы передачи данных одни, а каналы передачи данных разделены только программно. Такая модель работы с данными во много раз дешевле. Но в результате и ЦРУ, и Пентагон работают в одной сети с Facebook. Понятно, насколько при этом возрастает роль информзащиты.

В Гарварде, на факультете, где готовят магистров бизнес-администрирования (МВА), программа обучения за год меняется почти на 90%. Новые предметы, новые преподаватели, новые часы... То есть они пытаются предсказать, что понадобится их выпускнику через год или два, стараясь быть "на гребне волны". В IT-отрасли - то же самое. Вот индусы говорят, что у них не существует IT-курсов обучения сроком даже на год. Самое большее - это полгода. Потому что если кто-то разработает учебную программу на год, то за время обучения человек может столкнуться с тем, что получаемые им знания уже устарели. Поэтому все разбито на краткосрочные курсы.

Возвращаясь к существующей классической системе образования, можно сказать, что на данный момент она имеет три основные проблемы. Первая - средний возраст преподавателей, далеко переваливший за 50 лет. К сожалению, за прошедшие годы была потеряна преемственность. Молодые преподаватели не приходили на замену старым - перспективы для них были слишком малоинтересны. Сегодня стартовая зарплата ассистента на ФПМ БГУ - 300 тыс. рублей. Кто же пойдет туда работать, если толковый выпускник того же ФПМ может сразу уйти в фирму на зарплату $1000? Да и из тех преподавателей, что остались, только считанные десятки из тысячи владеют английским языком, что в IT, конечно, недопустимо (95% актуальной для IT-сектора информации на английском языке). Если преподаватель будет надеяться на переводы "от других", он обречен на вечное отставание.

К тому же посмотрите: в полнофункциональной команде разработчиков ПО доля "чистых" программистов (которых у нас учат) не превышает 20%. Остальных же у нас просто не готовили - ни project-менеджеров, ни тестировщиков... Не было понятий бизнес-анализа, маркетинга, сэйлов, менеджмента качества. То есть основная причина, по которой перестал работать Декрет Президента о ПВТ - мы перестали расти из-за дефицита кадров.

Вывод тут однозначный: нужно что-то менять. Причем менять быстро. Чтобы за пять лет переучить 300 тыс. человек (а реально, может, и 500 тыс. будет), предложена следующая рабочая схема. Государство предоставляет образованию в области IT беспрецедентные льготы - они будут эквивалентны тем, которые сейчас имеют резиденты ПВТ. Это налог в 1% с оборота и никаких ограничений по размеру заработной платы. Это стимулирует и инвесторов, и будущих преподавателей.

- Вы сказали "если будет принято решение о создании IT-академии". А кто принимает решение о ее создании?

- Сейчас при Министерстве связи и информатизации создана специальная межведомственная рабочая группа, которая собирается еженедельно, а то и чаще. Она и занимается разработкой всех вопросов, связанных с программой "IT-страна".

- Пресловутые 300 тыс. бухгалтеров - кто займется их переподготовкой? Вы же сами говорите, что квалифицированных преподавателей в Беларуси не хватает.

- Так вот, давайте вернемся к IT-академии. Она не будет заниматься обучением, но она будет заниматься образованием. Первое - она занимается наукой, второе - она определяет список специальностей. В данный момент формируется список из 80 "айтишных" специальностей. В дальнейшем они будут внесены в трудовое законодательство. Далее определяется весовой коэффициент. То есть какая-то специальность - это 20%, какая-то - 0,005% от общей потребности в IT-специалистах. В первую очередь, учебные программы должны охватить наиболее массовые IT-специальности.

Общая модель выглядит так: на двух программистов приходится один тестировщик, на них троих - один менеджер, на всех четверых - один специалист иного профиля. Программисты тоже делятся по типу выполняемой работы.

Далее, в рамках той же IT-академии создаются научно-методологические центры. Такой центр определяет объем знаний, необходимый по каждой IT-специальности. Там же будут регистрироваться образовательные IT-курсы. Для них, в том числе для получения курсами льгот, будет проводиться аккредитация. То есть центр проверяет наличие преподавателей, соответствие прочим критериям. Аккредитованный учебный центр может приступать к подготовке специалистов. Очень хотелось бы, чтобы, в первую очередь, перестроились те сотни учебных центров, которые и подготовили из бывших инженеров сотни тысяч бухгалтеров.

Кроме того, IT-академия разрабатывает тесты для профессиональной ориентации и квалификационные тесты. Планируется сотрудничество с ведущими мировыми системами тестирования, а также создание собственных тестов. Для получения окончательного сертификата новоиспеченный IT-специалист должен будет сдать экзамен (возможно, в онлайне) в тестовом центре при IT-академии. Этот центр выступает в роли своего рода независимого арбитра.

Ну а сами обучающие центры могут конкурировать между собой по срокам обучения, ценам, программам... Важно, чтобы их выпускники сдали квалификационный экзамен.

Что касается первых преподавателей по новым специальностям, то мы уже сейчас организуем их подготовку, действуя в сотрудничестве с одной крупнейшей в мире образовательной сетью QIA Global Institute. Вообще же я считаю, что с предоставлением льгот в Беларусь хлынут самые разнообразные обучающие программы. Ведь годовой объем рынка IT-образования в Беларуси к 2015 году достигнет примерно $200 млн. Это лакомый кусок.


Часть 2
Мы продолжаем серию статей, посвященных амбициозному проекту "IT-страна", задача которого - вывести Беларусь в число мировых лидеров IT-индустрии и значительно поднять доходы как всего госбюджета, так и каждого гражданина страны.

Во второй статье цикла продолжим беседу с главным автором всего проекта - генеральным директором компании "БелХард" Игорем Мамоненко, и речь пойдет об IT-образовании в Беларуси, перепрофилировании избыточных специалистов и о том, легко ли бухгалтеру превратиться в программиста.

- Известно, что сегодня огромный пласт компьютерного юмора полностью посвящен непростым взаимоотношениям "айтишников" и бухгалтеров - тех самых, которых в рамках проекта "IT-страна" предлагается переучивать в программистов. Однако это совершенно разные идеологии, разные типы мышления. Не наступит ли здесь своего рода "конец света"?

- Некоторые говорят, что можно ожидать падения качества программирования. Но я приведу интересный пример. В 1991 году в Беларуси было 50 тыс. бухгалтеров. В 2001 году их стало уже около 400 тыс. Но если взять конкретных бухгалтеров (например, работающих у нас), то мы видим: один закончил Нархоз, другой был начальником производства на "Горизонте". В свое время наша страна уже прошла похожий путь - она переподготовила сотни тысяч различных специалистов в бухгалтеров. Причем среди этих людей были инженеры, технологи, экономисты, повара, бывшие военные...

В то время это был шанс для людей, которые остались без работы в условиях реформ или зарабатывали сущие гроши. Когда я был аспирантом, зарплата у меня была... шесть долларов! Прожить было, мягко говоря, сложно. А у бухгалтера тогда зарплата была уже порядка $100. То есть люди видели в этой работе какую-то перспективу.

С одной стороны, людей увольняни из всевозможных НИИ, с другой - коммерческим фирмам нужны были бухгалтеры. И тогда возникали многочисленные курсы, на которых людей переучивали в бухгалтеры. А мы сейчас хотим осуществить обратный процесс.

Возьмем тех же бухгалтеров. Когда в начале 90-х их обучали, они с компьютерами не были знакомы. Конечно, были ПК, но не в таком количестве, как сейчас. То есть эти люди прошли гораздо более сложный путь. Сегодня, если мы возьмем любого бухгалтера, то, во-первых, он уже умеет работать на компьютере. Второе: ему свойственны, так сказать, качества прецизионности. То есть он не делает ошибок в цифрах. Он умеет работать с программным обеспечением.

А что сегодня представляет собой процесс программирования? По-моему, здесь есть элемент глубочайшего непонимания. Мы уже столкнулись с тем, что программист считается каким-то "многостаночником". Вроде как он еще не знает, чем будет заниматься завтра, но его эрудиция настолько мощная, что он справится с чем угодно: сегодня он сайт сделает, завтра - базу данных, послезавтра - еще что-нибудь...

Это глубочайшее заблуждение. К примеру, на том же индийском рынке аутсорсинга крупнейший контракт - с "Ситибанком", на $2 млрд. Соответственно, в одном этом проекте задействованы десятки тысяч людей. А у нас современная система разработки софта - это своего рода конвейер "Форда" (в "БелХарде", кстати, такая система есть - мы разрабатываем банковское ПО), где человека учат делать несколько операций.

То есть если мы отправим эти 300 тыс. людей писать сайты, то вступим в бессмысленную конкуренцию с великим множеством людей со всего мира.

Наша задача - показать заказчикам, что мы можем реализовывать большие проекты. У нас есть такой опыт. И мы собираемся его тиражировать. Мы будем учить этому на курсах, учить менеджеров, как реализовывать такие проекты. Так вот, поверьте, в этих (крупных) проектах большинство переучившихся бухгалтеров будут востребованы.

- Все ли согласны с таким подходом?

- Здесь у меня, кстати, вышел некоторый конфликт с ПВТ. На последнем заседании межведомственной рабочей группы при Минсвязи Александр Мартинкевич, как мне кажется, манипулировал цифрами, утверждая, что в Беларуси всего 467 тыс. людей с высшим образованием (что уже неправда) и что из них только 3% в состоянии переучиться - всего 16 тыс. Такое лихое оперирование цифрами и утверждение, что 97% людей никуда не годится, просто оскорбительно для тех же бухгалтеров.

Но вот на что хочу обратить особое внимание - речь ведь не идет об одних только бухгалтерах. У нас в стране на данный момент четыре миллиона работающих. Из них 2,2 млн имеют высшее либо среднее специальное образование. Вот из них мы и хотим набрать будущих IT-специалистов.

Ведь чем мы отличаемся от тех же индусов? Они обучают человека с нуля. У наших людей уже есть высшее образование, есть диплом. Их просто нужно переучить.

Идет реформирование экономики, практически готова президентская директива о либерализации. Премьер-министр Сергей Сидорский заверяет, что скоро вместо 128 налогов в Беларуси останется всего пять. Но если это сделать быстро, мы получим армию безработных (и социальную напряженность). Потому предлагаемый нами проект - комплексный. Государство упрощает систему налоговой, бухгалтерской, статистической отчетности до разумного уровня, и тогда в экономике реально высвобождаются 350 тыс. человек, и мы готовы их задействовать, дать им перспективу.

- Что для этого надо сделать?

- Давайте посмотрим на индийскую модель. Как мне рассказывают приехавшие оттуда специалисты, индусы научились "продавать" слабых (в профессиональном плане) людей. Ведь их средний образовательный уровень намного ниже, чем у нас. В Индии есть очень хорошие программисты, но их не так много. Но Индия научилась продавать ресурсы, низкоквалифицированные, с нашей точки зрения.

Происходит это следующим образом. На сто человек есть два-три отличных программиста, с десяток - средней толковости, остальные - в чистом виде исполнители, которые хотели бы передвинуться в категорию "более умных" и получать, соответственно, больше денег. Но к работе такие программисты готовы приступать уже после двух-трех недель обучения.

Так вот, вся эта сотня индусов "продается" в рамках одного производственного процесса. Заказчику честно показывают: вот наш процесс, вот как он организован. Вот этот программист делает такую-то операцию. Если возникла проблема, то к нему на помощь сперва приходит вот этот (более опытный) программист. Тем более что современные технические средства позволяют делать работу людей совершенно прозрачной.

- Давайте все же вернемся к "IT-стране"...

- Давайте. Итак, возникает вопрос: умеем ли мы делать большие, комплексные IT-проекты? Да, умеем. И в "БелХарде", и в EPAM, и в Itransitions есть опыт таких разработок. Хотя произойдет такой скачок на качественно новый уровень, конечно, не сразу. Но мы ставим задачу уже за первый год реализации "IT-страны" удвоить количество программистов до 20 тыс. Хотя и 20 тыс. - это, можно сказать, ничто, это 1% от людей с высшим образованием.

Меня в этом вопросе поддержал Владимир Басько, председатель правления ассоциации "Инфопарк". По его словам, в любой стране существует определенный процент людей, которые формируют общественное сознание, являются естественными лидерами. Их примерно 5% в любом обществе. Например, в России они занимаются нефтью, финансами, строительством. В Украине - тоже в бизнесе, в промышленности. А вот у нас как-то получается так, что у этих людей было меньше возможностей себя реализовать. Думаю, широкое распространение IT-бизнеса, продвижение программы "IT-страна" даст таким людям шанс занять достойное положение в обществе.

Уверен, что в первый год мы не встретим вообще никаких проблем. Ведь в чем сейчас главный спор, главная проблема? В инертности мышления. У "IT-страны" нет явных противников, но есть сомневающиеся, и у них свои аргументы. С другой стороны, никто не сомневается, что мы можем из белорусской экономики высвободить 300 тыс. человек - за счет одной только реформы законодательства. Но эта реформа должна быть масштабной - речь идет о десятках тысяч законодательных актов, которые надо будет поменять.

Нами был предложен такой механизм: мы мониторим спрос на IT-специалистов, смотрим динамику, зарплаты, количество получивших работу... И выдаем прогноз о том, какие специалисты будут востребованы в ближайшие, скажем, полгода.

Вот сейчас, по данным Всемирного банка, в Беларуси у фирмы, в среднем, на бухгалтерский учет в год уходит 900 часов. Средняя цифра по миру - 160 часов. А в Объединенных Арабских Эмиратах вообще уходит 12 часов. Поэтому если мы время на бухгалтерию сократим хотя бы в пять раз, то от 400 тыс. бухгалтеров мы оставим 80 тыс. А 320 тыс. человек у нас высвободятся.

Конечно, это не должно произойти одномоментно - мы рассчитываем примерно на пять лет. То есть специалисты будут постепенно высвобождаться из бухгалтерской сферы, сфера образования их будет "подхватывать". Также никто не спорит с тем, что предоставление льгот привлечет в Беларусь всех мировых лидеров в области IT-образования.

- Я тут вспомнил историю. В 1960-х годах в Китае Мао Цзэдун объявил, что страна должна буквально за год стать мировым лидером по производству стали. Тогда тоже была проведена массовая кампания, и в каждой деревне, буквально в каждом дворе, строились маленькие домны. Да, Китай тогда стал мировым лидером по выплавке стали. Но эта сталь была настолько плохого качества, что не годилась даже на арматуру. В результате - провал. Вы уверены, что в Беларуси эта история не повторится - пусть уже в сфере IT?

- Не повторится. Ведь мы говорим об управляемом процессе. В чем здесь риски? Первая проблема - это падение качества. Есть опасность, что мы подготовим эрзац-специалистов, и заказчики рано или поздно увидят, что это совсем не то, что им нужно, что количество не перешло в качество.

Как мы этого можем избежать? Конечно, вариант, когда мы одномоментно высвободим и переучим 300 тыс. человек, обречен на провал. Мы получим не IT-специалистов, а людей, только похожих на "айтишников". Именно по этой причине мы со специалистами - в том числе из EPAM - оценивали возможную динамику "миграции" тех же бухгалтеров в программисты. И определили, что предел - это один новый IT-специалист в год на одного "старичка". То есть максимальный рост за год - это удвоение.

Мы подстраховались и в самой схеме обучения, в которой первый этап - это профориентационный тест. Это, по большей части, психологический тест, где человеку покажут, что у него, скажем, на 40% способности менеджера, на 20% - тестировщика, на 15% программиста и так далее. И ему, с учетом его способностей, рекомендуется та или иная специальность. Человек может, конечно, проигнорировать рекомендации, но тогда это ударит по его карману. Например, он получит кредит на образование под большие проценты. Так, замечу, происходит во всем мире. Это будет первое сито. И будут люди, которым скажут "В IT вас не ждут, идите лучше учиться на повара".

Второй этап - это непосредственно обучение. Те люди, которые действительно талантливы, и преподаватели рассмотрели в них эти таланты, - их мы берем на заметку. Так происходит второй отсев.

Следующий этап - это уже наше собственное изобретение, мы создаем своего рода "учебный батальон". Это проект, в котором менеджеры настроены на высокий уровень ротации кадров. Считается нормальным, если ротация кадров внутри проекта не превышает 20%. А в "учебном батальоне" мы допускаем ротацию в 50-60%. Проекты, которые делаются таким подразделением, не являются особо значимыми, ключевыми, - но это реальные проекты. Те, кто обучается в "учебном батальоне", будут или вообще не получать зарплату, или получать - но очень маленькую. Потому что на них, на их обучение, будет тратиться очень много времени. По сути, это просто производственная практика. Ведь и сегодня программиста без портфолио никто не берет на работу. А если не берут на работу - откуда взяться портфолио? Замкнутый круг. А "учебный батальон" помогает эту проблему решить.

Так, поочередно на всех этапах, формируется биография нового IT-специалиста, его "учетная карточка". Все специалисты будут пронумерованы и учтены, за всеми мы будем наблюдать.


Часть 3
Продолжаем серию статей, посвященных амбициозному проекту "IT-страна" - проекту, задача которого - вывести Беларусь в число мировых лидеров IT-индустрии. Ну а попутно - значительно поднять доходы как всего госбюджета, так и каждого из граждан страны (начало - в "КВ" №36).

Сегодня закончим беседовать об IT-образовании в Беларуси, перепрофилировании избыточных специалистов и поговорим с главным автором всего проекта генеральным директором компании "БелХард" Игорем Мамоненко о том, как дальше будет формироваться карьера нового IT-специалиста.

- Итак, мы с Вами поочередно "прошли" все этапы переобучения на IT-специалиста. Он выходит в, так сказать, взрослую жизнь. Что дальше?

- Меньшим количеством людей можно добиться большего результата - если их правильно расставить. У нас есть достаточно интересная система - она называется "IT-карьера", которую мы, так сказать, подсмотрели у американцев. В Америке есть карьерные агентства. Человек, придя в такое агентство, проходит там суточный тест. Агентство смотрит, какой у него потенциал - биографию, характеристики и т.п. И, например, ему говорят: "Ты классный экземпляр, мы тебя через пять лет сделаем вице-президентом Oracle". Он им платит 10% от зарплаты, подписывается контракт, и они начинают. Скажем, он полгода работает в одной компании на такой-то должности, потом еще полгода - уже в Microsoft. То есть они его "ведут по жизни". И вытаскивают, как поплавок, на максимальный уровень, которого он может достичь.

В нашей IT-отрасли можно сделать то же самое, только в ускоренном варианте - человек может сделать блестящую карьеру за год. То есть мы говорим о системе вскрытия потенциала. Человек на какой-то должности может работать на 10% своих возможностей и даже не знать, что у него еще 90% скрыто. Система должна находить таких людей, оценивать этот потенциал и вести человека на какую-то определенную высоту.

Допустим, у нас есть 10 человек, которые работают на 10% своих возможностей. Мы их перетасовываем, и они начинают работать на 100% своих возможностей. В итоге их "выручка" вырастает в 10 раз - при тех же человеческих ресурсах. И существует достаточно много таких приемов, позволяющих нам в "IT-стране" получить даже не $7 млрд, а $50 млрд уже через десять лет.

В айтишной сфере существует феномен, который уже многократно исследовался. Представьте, что вы заказали один трактор - вам выставят за него одну цену. Но если вы заказали миллион тракторов - цена, конечно же, будет значительно дешевле, но не ниже себестоимости материалов, из которых трактор сделан. В софте же стоимость одной копии версии (вне зависимости от тиража) - это полдоллара. И сегодня в софтверных компаниях при разработке новых продуктов выходит так, что 70% софта - это коды, написанные ранее. В результате они создают свои продукты как конструктор LEGO. Если у вас работа поставлена так, что вы можете свои "кирпичики" кода многократно использовать в различных проектах (не нарушая авторские права), то эффект может оказаться совершенно колоссальным.

Скажем, у нас была история, когда мы конкурировали за банковский заказ с одной норвежской фирмой. Так у них себестоимость проекта была в два раза ниже, чем у нас. Мы думали: "Как, норвежцы, самый высокий в мире уровень жизни, самые высокие зарплаты?..". А они нам говорят: "У нас было шесть заказчиков на подобный софт. И, соответственно, себестоимость на одного клиента это была общая себестоимость, поделенная на шесть". То есть они просто лучше нас поработали на стадии маркетинга.

В производстве ПО много драйва, особенно для талантливых менеджеров. Решать в сумасшедшей динамике кучу задач с большим количеством неизвестных - это только здесь! Ни одно другое производство с этим по сложности не сравнится. Но и шансы стать биллами гейтсами, стать миллиардерами (без отнимания у народа нефти с фатальными кармическими последствиями) тоже только здесь.

- Игорь Викторович, недавно Совмин утвердил Стратегию развития в Беларуси информационного общества до 2015 года. Как кореллируется "IT-страна" и эта стратегия?

- Сейчас существует идея объединить эти два проекта в один. Хотя, с моей точки зрения, это не совсем стратегия. Это больше набор пожеланий различных министерств и ведомств. Но в ней нет глобальной цели.

- Хорошо, а кто будет сливать воедино эти документы?

- В настоящий момент это Минсвязи. Ведь можно посмотреть, какие из пунктов "Информационного общества" могут кореллировать с "IT-страной", чтобы они не дублировали друг друга.

- Как же соотносятся "IT-страна" и Парк высоких технологий?

- Планировалось, что "IT-страна", прежде всего, увеличит число резидентов и объем работы Парка высоких технологий. ПВТ может стать государственным заказчиком программы. Правда, руководство ПВТ считает, что $7 млрд это чересчур оптимистичные цифры, чтобы они были прописаны в бюджете государства на 2015 год. Потому что если говорить о цифре - а не говорить о ней мы не можем - возникают сильные разногласия.

Приведу пример. В 1998 году индусы заявили о том, что в 2008-м они будут иметь $50 млрд доходов от экспорта IT-услуг. Над ними тогда смеялся весь мир, потому что весь объем мирового рынка на тот момент составлял $30 млрд. Однако они свою программу выполнили и получили то, что планировали.

Что сделал Китай? Они тут же приступили к созданию аналогичной программы - так сказать, на всякий случай. Однако индусы первые не побоялись заявить 50 млрд. Они рассказали миру, что будут делать в области образования, маркетинга, налогообложения... И им поверили. А китайцы этого не сделали. Просто создали очередное министерство, которое заявило, что тоже будет давать льготы и двигаться в области разработки софта. В итоге китайцы к 2008 году вышли на уровень $3,2 млрд, а индусы - $50 млрд.

Поэтому нам обязательно нужно озвучивать эти цифры для того, чтобы на нас обратили внимание. Почему? Потому что у нас будет 300 тыс. IT-специалистов, переученных из других отраслей, которые должны занять соответствующие ниши в мировой системе распределения труда в сфере ИТ-услуг. Страна неизбежно будет избавляться от рабочих мест, потребляющих в настоящий момент ее ресурсы, в пользу тех, кто эти ресурсы пополняет. Если "ИТ-страна" не подхватит эти кадры, не переучит и не обеспечит работой, то сотни тысяч безработных вряд ли добавят нам душевного покоя. Я уже ранее говорил, что в только в Индии неснижаемый дефицит ИТ-специалистов оценивается в 200 тыс. человек в год, а по миру эта цифра превышает миллион. Нужно изначально сказать всему миру, что как раз благодаря Беларуси частично этот дефицит в кадрах можно будет покрыть. Только четко поставленная цель сможет привлечь к нам внешнее внимание и мобилизовать общество для реализации этой, по сути, экономической идеи.

- Что Вы делаете, чтобы донести идею "IT-страны" до высшего руководства страны? И на каком уровне она сейчас вообще рассматривается?

- О проекте ИТ-страна знает наш Президент. Есть всем известный Оперативно-аналитический центр, одна из функций которого - мониторинг идей, рождаемых в обществе. Когда пошли публикации по "IT-стране", был проведен предварительный анализ того, насколько это реально. Предварительный анализ показал, что проект может быть интересен государству. Тогда они создали группу экспертов внутри своего ведомства, которые сами провели очень серьезную исследовательскую работу, обращались и к нам за комментариями и уточнениями. Были опрошены ряд внешних экспертов, мнения которых разошлись. Есть значительная группа директоров ИТ-компаний, которые поддержали проект целиком и участвуют в работе над ним, есть и те, кто выражает сомнения более или менее обоснованно. Карты противников здорово портит успех Индии в аналогичном проекте. Если же мы просто его повторим в той же пропорции (2.2 млн ИТ-специалистов выдали на гора $50 млрд), то сколько заработают для страны 0.3 миллиона, можете посчитать сами. Россия уже объявила о старте похожего проекта и планирует выйти через десять лет на $10-25 млрд в ИТ-экспорте.

В заключение хочу сказать, что в нашей Беларуси уже включились все механизмы для того, чтобы программа стала официальной.

Виктор ДЕМИДОВ
http://guralyuk.livejournal.com/1568201.html
mingan

Грозный. Полдня на репортаж

Originally posted by ottenki_serogo at Грозный. Полдня на репортаж
Чтобы не плодить одинаковых текстов с похожими фотографиями, расскажу как мы с Ильей работаем в паре. Времени минимум - пять часов вечера, а в аэропорту мы должны быть в девять утра. Что можно успеть за такой короткий промежуток?
Виды с крыш отбрасываем сразу из-за цейтнота. Хоть такие фотографии и любят смотреть читатели, ведь не все имеют возможность туда забраться, но уж слишком часто это используется. Вспоминаем штампы о республике, которые приходят в голову: все девушки ходят в платках, в Грозном есть проспект Путина и нет разрушенных домов. Это будут первые намеченные темы, которые нам надо отразить.


Read more... )

mingan

Собаки МВД

Originally posted by ottenki_serogo at Собаки МВД
- Мы о блогерах из поста Доброхотова узнали, - рассказывает девушка из пресс-службы МВД, пока мы ждем микроавтобус. - В министерстве его даже несколько раз перечитывали, вот и возникла идея вас пригласить.
- Значит все-таки узнала милиция о блогах, - пытаюсь шутить я, вспоминая анекдот про то, как когда-нибудь, в ходе очередной оперативной разработки, менты обнаружат интернет.
- В криминалистическую лабораторию мы уже приглашали блогеров, еще в конный полк будет и в управление "К".
- В управление "К" я бы сходил. Или "Р"? Хотя, после взлома СОРМа хакерами, вам его показывать, наверное, нет смысла, только на смех провоцировать.
Девушка, кажется, не поняла о чем я говорю.
Я же, как убежденный собачник, купился на предложение посетить Зональный Центр Кинологической службы ГУВД.


Read more... )

mingan

Самые полезные интернет-сервисы

Originally posted by p_i_f at Самые полезные интернет-сервисы
Самые полезные интернет-сервисы

Больше не надо терзать Goоgle в поисках по-настоящему нужных сайтов.Тут собраны онлайновые сервисы которые приносят больше всего пользы и радости
Читать дальше ... )


mingan

Моменты

- И как это, простите, использовать?
- Вот эта часть вводится в вагину, а эта в анус мужчине.
- Хм...
- Вот этим отростком стимулируется клитор при движении...
- А член то куда? Ему некуда влезть.
Сотрудник впадает в ступор и прокрутив в голове все возможные варианты предлагает:
- А член ласкает другая женщина руками!