November 4th, 2010

mingan

Маршруточные наблюдения

Пронаблюдал вот, почему-то если из маршрутки выходит вся из себя особь женского пола, то если следующий за ней человек не идет на выход следом при этом прямо таки громко дыша ей в спину, то в 85-90% случаев "милая дама" захлопнет дверь маршрутки перед носом этого другого выходящего.

Такое же поведение наблюдается почему-то исключительно у мужских бритоголовых особей с быдловатыми чертами лица и быдловатым поведением.

А вот просто мужики среднего и высокого уровня интеллекта никогда перед носом другого выходящего дверь не захлопывают в 95% случаев...

Интересно, почему так получается?
mingan

Про цивилизацию и цивилизованность

Я только что вернулась из Норвегии, из ее нефтяной столицы города Ставангер. Норвегия – это антипод в этом смысле Афганистану и Ираку. Это такое место, где, например, фермер может оставить у дороги мешок картошки, а рядом с мешком картошки сдачу и прейскурант. Т.е. едет человек, ему нужна картошка, он эту картошку покупает. Никакого фермера близко на пять километров нет. Он эту картошку себе загружает, смотрит, сколько она стоит, оставляет деньги. Если надо, берет сдачу.

Вопрос – на чем, собственно, базируется вся система? Что мешает тому человеку, которому захочется картошки, забрать картошку бесплатно, еще и деньги забрать. Или что мешает человеку, туристу, который зашел в горную норвежскую хижину отдохнуть – и там опять же на стене висит, что сколько стоит поесть и сколько стоит переночевать и опять та же самая баночка для денег, – что ему мешает переночевать бесплатно, а баночку для денег увезти с собой? Ответ – исключительно условности, по той причине, что все это не делают.

Вот по какой причине мы называем корову коровой? Ответ – по той причине, что ее все называют коровой. А если назвать корову козой, то ты рискуешь, что тебя не поймут. В Норвегии тебя не поймут, если ты вместе с картошкой заберешь деньги. А в Ираке тебя не поймут, если ты ни денег, ни картошки не заберешь. Вот два вида общества: в которых насилие эффективно, в которых насилие является средством, с помощью которого ты возвышаешься и становишься большим человеком, и общества, в которых насилия не эффективны и ты попадаешь в тюрьму.

Американцы чисто теоретически могли бы справиться с талибами, по тому же рецепту, по которому в свое время, например, монголы справились с сектой ассасинов. Можно, допустим, убить каждого, кто подозревается в том, что он сочувствует талибам, заодно убить его семью, чтобы там ничего не вырастало, и заодно правозащитников, которые на эту тему будут возмущаться. Причем не понадобится убивать всех, надо будет убить первых пятерых, остальные сразу займутся чем-то другим, например, охраной прав белок.

Это можно. Но после этого, естественно, Америка перестанет быть Америкой, потому что, если она так сделает, она станет на тот путь, при котором насилие эффективно. А вся современная экономика, вся экономика развитых стран построена именно на том, что насилие не эффективно, в отличие от экономики и политики таких стран, как Афганистан, как Ирак и как Иран.

Поэтому ничего не может сделать Америка с президентом Махмудом Ахмадинежадом в плане военном и политическом. Возникает вопрос – а как же противиться странам, где эффективно насилие, если ты не можешь это делать с помощью насилия? Ответ заключается в том, что никогда не надо с ними сражаться на их поле. Потому что насилие в Афганистане эффективно, и человек, который похищает людей, который посылает 12-летнего мальчика взорваться, там большой человек. А в Америке он маленький человек, он преступник.

Но в Афганистане зато никогда не построят завод по производству микросхем, по крайней мере, в ближайшее время. Я даже думаю, что там более простые заводы вряд ли кто-нибудь соберется строить. Это опять же к вопросу об эффективности насилия. Т.е. ты выглядишь идиотом, если ты в Афганистане строишь завод. И ты выглядишь идиотом, если ты в Америке расстреливаешь людей, просто потому что тебе это нравится.

(с) Латынина

http://www.echo.msk.ru/programs/code/713073-echo/
mingan

Злая сказка про чиновников

Было бы здорово, если бы у чиновников, у всех этих паспортисток, регистраторов чужого счастья, оживших принтеров, выплёвывающих справки, у всех рождённых, чтобы Кафку сделать былью, была какая-нибудь отметина на лбу. По этой отметине их бы узнавали и устраивали им в обычной будничной жизни ту пьесу абсурда, с которой приходится сталкиваться при обращении в этот административно-правовой ад. Например, в магазине:

— Здравствуйте, добро пожаловать в наш магазин. Вы обратились в кассу № 33. Здесь вы можете оплатить молочные и кисломолочные продукты. Не забудьте, что для оплаты молочных продуктов вы предварительно должны оплатить мясо на кассе № 12 и предоставить нотариально заверенный чек во избежание варения козлёнка в молоке матери его. Рабочими днями кассы № 12 являются вторник и четверг по нечётным неделям, понедельник и среда — по чётным. Третий четверг каждого нечётного месяца — санитарный день.

В ресторане:

— Здравствуйте, добро пожаловать. Вы подавали заявку на заказ столика? Я не знаю, что вы там по телефону заказывали и кто вам отвечал! Вы должны подать письменную заявку за две недели до посещения места общественного питания в трёх экземплярах с копией паспорта и справкой из банка о состоянии счёта, если будете расплачиваться карточкой. Так, вы с женой или с любовницей? Что значит не моё дело? Это же два разных регламента! Если с женой, то мне нужна копия свидетельства о браке и паспорт; если с любовницей, то паспорт и справка из венерологического диспансера. Если будете брать спиртное — справка от нарколога. И заявка на заказ столика в трёх экземплярах: один нам, один в ФСБ, один в налоговую.

В парикмахерской:

— Модельную желаете? А паспорт можно ваш посмотреть? Ну вот, так и знал! Прописаны вы где? В Мытищах. Ну а чего ж на Щукинскую стричься припёрлись? Работаете рядом, говорите? Я ещё раз спрашиваю: вы по месту работы прописаны или по месту жительства? Вот и стригитесь в Мытищах. Хоть модельную, хоть бобриком.

Будут эти сволочи жить так каждый божий день, а когда сдохнут, дети не смогут их похоронить, потому что не соберут всех бумажек для пропуска в ад. Закопают их во дворе под детской площадкой, преступив несколько статей гражданского и уголовного кодексов и нарушив целый перечень санитарных и строительных норм.