June 24th, 2012

mingan

Произведение эстонского сказочника Андруса Кивиряхка

 Весна и Какашка. 


Сoбачка присeлa на минутку посреди аллеи и побежала себе дальше, а на дорожке парка осталась Какашка.
- Ах, какая здесь красота! - восхитилась Какашка, оглядываясь по сторонам. - Кaкoe гoлубoe нeбo! Какие зелёные деревья! А какой тут простор!
- Эй, ты там! Не зевай! - чирикнул ей Воробей. - Отойди в сторонку, не то кто-нибудь ещё наступит на тебя!
И, правда, по дорожке уже приближались чьи-то ноги! Какашка кубарем перекатилась на травку.
- О, да здесь ещё лучше! - обрадовалась она. - Так мягко, так славно. Травинки щекочутся, и пчёлы гудят. Наберу-ка я опавших листьев и построю себе домик. Буду сидеть под окошком и любоваться на природу!
- Знаешь, Какашка, ты тут посреди газона дом не строй, - посоветовал Воробей. - Тут время от времени косилка проезжает. Тарахтит ужасно и крошит всё на своём пути. Опасный агрегат! Ты лучше вон там, под кустом сирени, устройся, косилка туда не добирается. Там хорошо спокойно жить.
- Спасибо тебе, мудрая птица! - поблагодарила Какашка и направилась под сень куста, набрала листьев и веточек и построила из них маленькую хижину. В ней было так уютно сидеть и дышать свежим воздухом.
Какашке было в парке страшно интересно. Дети носились с мячом, старушки кормили воробьёв и голубей, собаки, обнюхав дерево, задирали лапу. Так увлекательно было наблюдать за всем этим из окошка хижины. Единственное, что огорчало Какашку, так это то, что никто не заглядывал к ней в гости.
"Как замечательно было бы беседовать с друзьями и вместе смотреть в окно, - размышляла она. - Жалко, что я так одинока. Хоть бы этот Воробей изредка навещал меня. Это уже никуда не годится - забывать друзей!"
Она безрадостно огляделась по сторонам и тут же увидела Воробья. Вместе со своей воробьихой он сидел на ветке куста и кормил своих писклявых воробышков. Какашка помахала старому приятелю, и Воробей приветливо кивнул ей, однако поближе не подлетел. Ему сейчас было не до какой-то собачьей Какашки. Вместо этого он приобнял свою женушку и упорхнул за кормом для детишек.
- Как было бы славно тоже обнять кого-нибудь, - вздохнула Какашка.
Постепенно подобралась осень, а затем и зима наступила. Какашкину хижину замело снегом. В ней было так тепло и уютно, что дрёма стала одолевать Какашку, и она много спала.
По весне Какашка оттаяла и принялась разминаться в лучах солнца. За зиму она совсем побелела, но настроение у неё по-прежнему было отменное. Воздух был такой свежий, повсюду проклёвывались первые цветочки. И - о чудо! Прямо возле её хижины выглянул из-под земли Одуванчик!
- Здравствуйте! - робко пролепетал он. - Можно, я расцвету здесь? Я вам не помешаю?
- Ничуть! - польщенно ответила Какашка. - Вы такой красавец!
- Ну что вы! - залился краской Одуванчик. - Я самый обыкновенный.
- Совсем нет! - воскликнула Какашка. - Вы уж поверьте мне, я тут целый год прожила, но такого пушистого жёлтого одуванчика ещё не видала! Знаете что - давайте поженимся!
Одуванчик снова зарделся, но согласился. Тут же сыграли свадьбу, и Какашка с Одуванчиком зажили вместе. Они очень любили друг друга и обнимались по несколько раз в день, куда чаще, чем воробьи.
mingan

Души

Пустой умирающий мир, мечущиеся души, некоторые пустеют быстро, некоторые медленнее, некоторые пытаются что-то понять, некоторые ищут несуществующие кусочки мозаики, некоторые уже умерли, но кусочки мозаики проявляют себя даже в кошмарах и фантазиях посмертия