November 25th, 2012

mingan

Паркет в Белом Доме

Оригинал взят у ntv в Паркет в Белом Доме
В словаре отечественных фотографов есть такое слово "паркет". Если репортер едет "снимать паркет", это значит, что ему предстоит абсолютно скучное и протокольное мероприятие. Как результат, практически все фотографии наших политиков с различных заседаний, выездов или встреч – практически одинаковые. Сухие, безэмоциональные лица, стандартные позы, суровые взгляды и открытые рты, обозначающие серьезную и важную речь. В отечественной фотожурналистике людей, умеющих делать живые, "настоящие" фотографии первых лиц, где те не кажутся манекенами – практически нет, а хороших кадров и того меньше.

В Кремле есть существует так называемая "служба протокола". Я думаю, что увидев этот пост, эти седовласые мужи сразу бы начали возмущаться: "Да как же можно! Не положено! Это высочайший уровень! И так пойдет, нормальные фото". Ну а в США пресс-служба Обамы каким-то образом ежедневно публикует у себя на сайте и на фликре совершенно охренительные фотки. Да, конечно, это пропаганда, работа пиарщиков и звенья одной цепи. Но только у Президента России на сайте висят унылые говнофотки в низком разрешении, а у Обамы – потрясающие кадры, освящяющие его деятельность, да еще и с возможностью скачать полноразмерный файл.

Смотреть фотоленту Белого Дома – сплошное удовольствие. Президент США на них выглядит абсолютно обычным, нормальным человеком, который не боится показаться глупым или смешным. После такого уровня открытости неудивительно, что американцы при приближении его кортежа выбегают на улицу и приветственно машут ему руками. Нашим фотографам до такого уровня картинок – как до луны. В продолжение поста 56 фото, снятых пресс-службой Обамы за последние два года.



Collapse )

mingan

Большой театр: большой куш

Оригинал взят у tikandelaki в Большой театр: большой куш
Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла, всё кипит;

Мой партнер по бизнесу Олег Беркович сходил вчера на балет «Иван Грозный» в Большой театр. Поскольку для меня, после моего интервью с Николаем Цискаридзе для «Татлера», это тема животрепещущая, я тут же расспросила его об ощущениях и была удивлена, что он принялся эмоционально рассказывать вовсе не о самой постановке с музыкой великого Прокофьева, а об удручающем состоянии исторического здания после недавней реконструкции.

Впечатления от спектакля у Олега остались неоднозначные. Впрочем, и специалистом быть не надо, чтобы заметить, что акустика в зале скверная. Он сидел в партере, но часто замечал, что все музыкальные партии как будто сливаются в некую звуковую кашу. Это притом, что у Олега врожденный слух. Сила настоящего искусства – в том, что оно заставляет забыть о театральной условности, погружает нас в другой мир, в сказку, заставляет полностью выпасть из серой реальности. В этом случае «забыть и воспарить» у моего партнера так и не получилось.

Реальность грубо напомнила о себе и после спектакля, когда знакомый костюмер провел его за кулисы. Дешевая аляповатость и многочисленные недочеты бросаются в глаза не сразу. Но старожилы провели его по всему зданию и наглядно показали, чем на самом деле завершилась шестилетняя реконструкция. Это, друзья мои, кромешный ужас. На месте храма искусства теперь стоит рыночный ларек. Олег не удержался и сфотографировал интерьер на телефон.

1

Вместо старинной лепнины нам подсовывают позолоченную пластмассу и папье-маше. А куда делось знаменитое сусальное золото? Теперь вместо него пошленькая «золотая» краска, в некоторых местах криво нанесенная.
Collapse )